Ожидание
Субботы

Северо - Западное Объединение Христиан Адвентистов Седьмого дня

Отдел адвентистско-еврейских отношений

 
Субботой Библия называет Царство Творца на Земле и в Вечности.  
Библейская терминология очень точно отображает суть тех вещей, которые любой человек, не зависимо от вероисповедания или его отсутствия, бессознательно воспринимает как атрибуты и проявления Вышней Силы.  Многие христианские постулаты и ценности нашей культуры первоначально исходили из еврейских письменных и устных источников, поэтому обращение к ним позволяет по-новому переоткрыть для себя наше собственное наследие.
Печатное издание "Ожидание Субботы"
Еврейско-христианский диалог в  веках
О  праздниках
Закон Моисея от древности и доныне
Новости
Наши штудии - читаем Библию дома
Печатное издание "Ожидание Субботы"

Святилище Иезекииля

Но будет имя тебе - Израиль
Чмтаем книги пророков

 

"Таинство Израиля"
Диалог через века

"Они будут пророчествовать 1260 дней..."

Очерк по истории средневековой экзегезы.

МАПа

…И дам двум свидетелям Моим,
и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней,
будучи облечены во вретище.
Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Б-гом земли…
Откр.11:3,4
Ибо если ты отсечён от дикой по природе маслины
и не по природе привился к хорошей маслине,
то тем более сии природные привьются к своей маслине.
Рим 11:24.

Язык Откровения сложен. Но на нём написана человеческая история так, как её видит Б-г из непогрешимых Обителей небесного Суда. Мы же различаем вехи собственной истории только с дистанции времени, когда пророчества уже сбылись и можем спокойно взвесить все факты. Связи между христианством и Библией, вынесенные из тесноты средневековой мысли, были не такими, как до погружения в неё. За период средних веков христианская экзегеза пережила три больших взлета. И анализ этих периодов заставляет задуматься о скрытых процессах расширения Откровения, давно предвиденных с Небесных Высот. 

1. Иероним
2.
XII век: монастырь Сен-Виктора.
3.
Развитие гебраистики накануне Реформации

Иероним.

В 386 год н.э. к земле, некогда называемой землей Израиля, а с 134 года по высочайшему указу Адриана – Палестиной, пристаёт потрёпанный штормами Средиземного моря корабль из Рима. Он привёз особого пассажира. Дорогая монашеская ряса выдаёт в нём священника высшего ранга. И действительно, пассажир является секретарём папы Дамаса. Его зовут Иероним. За его спиной остались многие страны и многие годы аскетической жизни и упорных трудов по овладению теологией и комментаторской практикой Оригена, - ведущего специалиста христианской экзегезы III века. Нет, не паломнический обет побудил Иеронима проделать столь утомительное путешествие. Что-то не в порядке было с Б-жьим Откровением в христианской церкви. После некоторого сопротивления христианский мир, в конце концов, усвоил языческое знание. Даже Августин, тогда ещё молодой, но уже популярный теолог и модный писатель видит и вдохновенно описывает языческое знание  не только как важное средство для устройства повседневной жизни христианина, но и как инструмент в познании Б-га. Что церковь могла противопоставить этому знанию, этой отточенной веками системе образования и высокой культуре? Римская церковь говорит на латыни, и вместе с языком Рима христианский мир унаследовал всё, что было написано на этом языке. Но ведь, в конце концов, Слово Б-жье должно быть сильнее, красивее и притягательнее всех этих знаний! Оно, несомненно, имеет власть убеждать людей и завоёвывать их сердца! Однако в Европе существуют лишь разнородные и несогласованные друг с другом латинские переводы Писания, сделанные с греческой Септуагинты. Выполненные без критической проверки, без стремления приблизиться к оригиналу, а главное - и без страха перед его Автором, их трудно назвать источником истинного знания. Так куда же святейший отец желает направиться? – посланник местного монастыря выжидательно смотрит в утомлённое худое лицо. В Вифлеем. Да, в Вифлеем. Но не к часовне: реликвии - потом. Сначала другое. Иероним внимательно и беспокойно осматривает проплывающие мимо пейзажи. Много ли здесь еврейских общин? Какие раввины пользуются авторитетом? Можно ли среди них найти учителя иврита, или они не согласятся принять христианского ученика? Сколько стоит работа переписчика Торы? А может можно где-то купить уже готовые свитки Писания? Уже через несколько месяцев он напишет в одном из своих писем:

Каких трудов и затрат мне стоило учиться по ночам в Иерусалиме и в Вифлиеме у Бар Ханины, который говорил, что боится евреев; мне он виделся вторым Никодимом...  (Hieronimus, Epistula 84,3,CSEL 55, ed.Isidorus Hilberg, p.123)

34 года, всю оставшуюся жизнь, предстояло Иерониму провести здесь. Сначала перевод Библии с еврейского оригинала и, попутно, комментарии к его тексту. Книга за книгой, сразу же передаваемые нескольким переписчикам, а затем увозимые в Европу. И почти в каждом предисловии замечание:

Чтобы перевести для вас книгу Хроник на латинский язык, взял я себе в учителя одного сведущего в Торе человека из Тверьи, уважаемого евреями, и с ним вместе мы прошли по всей книге, с начала до конца… (Hieronimus, Praefatio in librum Paralipomenon iuxta LXX interpretes, PL 29, col.401)

…Я помню, что потратил немало денег для лучшего понимания этой книги (Иова), которые платил одному учителю из Лода, почитавшемуся среди евреев первым и наилучшим… (Hieronimus, Praefatio in librum Job, PL 28, col.1081)

Переводы Иеронима, достигшие Европы, вызывают большой резонанс. К нему начинает приходить огромное количество писем с бесконечными вопросами, которые сегодня дают представление, что знало христианство о Библии и её реалиях к IV веку: кто такой Амен? Аллилуя? Села – это вообще что? Эфод? Терафим – вид животного или занятие человека? Иероним составляет пособия для изучения Библии, книги с описанием библейских местностей и их историю, пытается дать этимологию библейских имен. Но самое главное, что он успевает передать в Европу, - это открытие Библии как святого Слова, стоящего выше греческого знания, и благоговение перед его простотой и красотой.
Впервые христианский мир столкнулся с текстологической интерпретацией Б-жьего Слова, в противовес его аллегорическому прочтению, используемому церковью. Хотя церковь ещё долго будет предпочитать внутренний, «духовный», смысл текста  его прямому прочтению, всё же Иероним сумел показать христианам, насколько необходимо  установить точный смысл Писания, прежде чем искать «сокрытые тайны».

Сегодня Иероним считается основателем гебраистики – науки, изучающей еврейскую культуру, чтобы найти в ней истины, необходимые для лучшего понимания христианской веры. Попытки христиан ознакомиться с еврейской традицией не прекращались на протяжении всего средневековья.  Даже если одна из сторон изначально выступала в роли ученика, их общение воздействовало на обе стороны. Безусловно, церковь разрешает подобные встречи лишь в полемических и миссионерских целях. Однако, когда в христианстве назревал кризис веры, а церковь была слишком слаба, чтобы  контролировать знание, встречи между евреями и христианами в учебных целях разворачивались уже открыто. Поэтому особенно много свидетельств такого диалога появляется в критические часы христианской истории.

XII век.

Христианский мир сотрясает борьба пап за престол, их война с христианскими королями, столкновения феодалов с баронами, с городами, с монастырями. По Европе проходят эпидемии чумы, оспы, массовых психозов, а напряжение времени выливается в крестовых походах и еврейских погромах.
Попробуем заглянуть в парижский монастырь Сен-Виктор. Людовик VI, основавший его как центр учености, собрал сюда всех известных учителей своего времени. Монахи этой обители всю свою жизнь посвятили учёным занятиям, а некоторые даже брались читать Библию. Вот молчаливый Гуго, преподаватель истории, грамматики и геометрии спешит успеть в монастырь до закрытия его входных ворот. Он опаздывает. Каждый день он должен покидать надёжные стены монастыря, чтобы в городе за плату брать уроки иврита у одного еврея. Сегодня он чем-то возбужден, что-то бормочет, крепко прижимает к груди холщовый мешок и временами, словно очнувшись, зорко поглядывает по сторонам, опасаясь нападения в это неспокойное время. Войдя в келью, он сразу достаёт и разворачивает своё сокровище. Это свиток, написанный по-французски. Палец начинает быстро водить по строчкам, а губы торопливо шепчут слова: «Он взял всех их и рассек посередине» - разделил каждого на две части. При заключении союза было принято рассечь животное и пройти между его частями, как сказано в другом месте «которые прошли меж частей тельца» (Иер.34:19). Так и здесь дымящееся горнило и факел пылающий (15,17) прошли меж частей рассечённых животных, и это суть Посланец Шехины, который представлен огнём»… (Комментарий РаШИ на Бытие). В монастырь и раньше проникали комментарии РаШБаМа, внука РаШИ, и Йосефа Каро (цитаты из их работ встречаются в комментариях учёных из этого монастыря). Но РаШи почитаеся основателем северофранцузской еврейской экзегетической школы. Именно он ввёл в еврейскую экзегезу традицию пшата – толкования текста по прямому смыслу. Его ученики не только распространили новый подход к комментированию текста по всем еврейским общинам Европы, но и значительно продвинули его. «Глубина простого смысла Библии» неудержимо привлекает христианских искателей Б-жьего Слова к комментариям, основанным на текстуальном анализе.   

Традиционный взгляд на  Библию регламентирует богобоязненным христианам  презирать буквальную интерпретацию текста и изучать его «духовную», спиритуалистическую трактовку. Но в работах викторинцев, ученых монахов из монастыря Сен-Виктор, вдруг появляется противоположная тенденция – отказ от традиционного аллегорического толкования и возвращение к буквальному пониманию текста Писания. Грузный монах, тяжело опираясь на кафедру,  сурово наставляет своих учеников:

«Мне ведомы и такие, кто желает немедленно философствовать… учение их – суета. Не подражайте таким людям!» (Hugo de S.Victore, De eruditione docta, VI, III, PL 176, col.799; Smalley, Beryl, The Study of the Bible in the Middle Ages, p. 87)
«Игнорировать слово – значит игнорировать и значение слова, и то, на что слово намекает…» (Hugo de S.Victore, De eruditione docta, PL 176, col. 13)

Монахи Сен-Виктора славятся своей ученостью. Их охотно призывают возглавить монастыри в разных частях Европы. Рикардус из Сен-Виктора. Андреас из Сен-Виктора. Большим спросом пользуются их комментарии к Библии и учёные труды, пестрящие свидетельствами:  «мой еврей говорит…», «евреи передают…», «евреи говорят…»,
«Мы предлагаем комментарий на эту книгу; во всём, что касается её содержания, мы по большей части не расходились с другими толкователями, которые, как и мы, учились буквальному смыслу Торы у евреев…»

Их деятельность вызывает подозрение:
«Я нашел у Андреаса много выражений, сформулированных наспех и не по-католически. Зачастую мнения евреев приводятся так, будто это не еврейское, а его собственное мнение, и как будто это и есть истина…» (Smalley, Beryl, The Study of the Bible in the Middle Ages, p. 157)

Но слишком притягательна и красива оказывается истина, открытая в Писании, и влияние новой комментаторской школы будет ещё долго ощущаться даже после того, как XIII век постарается уничтожить все следы «еретического» диалога.
Немаловажно, что обучая христиан еврейской экзегезе, евреи и сами узнавали от них о христианской интерпретаторской традиции, и христианские толкования остаются запечатлёнными в трудах еврейских комментаторов.  

«О да! знай же, образованный человек, знай хорошенько, до какой степени сокрыта истина, как глубоко она прячется…., как мало … тех, кто достигнет её…. Никто не может обрести её сразу во всей полноте, но лишь постепенно. Отцы наши и отцы отцов обрели её; но что-то осталось найти и детям и их потомкам …» (Smalley, Beryl, The Study of the Bible in the Middle Ages, p. 124)

Развитие гебраистики перед началом Реформации.

Эти смелые слова Андреаса из Сен-Виктора, как девиз, снова прозвучали в Европе накануне реформации. К XV веку гебраистика достигает своего расцвета. В христианском мире появляются сотни интеллектуалов, посвятивших себя иудаике. Интерес к еврейской литературе уже выходит за рамки комментаторских нужд. Изучаются и переводятся на европейские языки труды по грамматике, кабалистические трактаты, Талмуд и религиознее законодательство. Вся эта словесность воспринимается как необходимое дополнение к богословским штудиям, поскольку  может помочь утверждению и уяснению христианских истин, обогащая христианскую трактовку Священного Писания. Духовные брожения внутри христианского мира  порождают странные спекуляции на почве иудео-христианского диалога: в частности, появляется христианская каббала. И всё же гебраистика начинает оформляться в научную дисциплину. Изучение иврита получает формальное признание в качестве академической дисциплины. В 1488 г. впервые в университете Болоньи открылась кафедра еврейских наук. Межконфессиональные контакты становятся частью культурной жизни городов. В конце XV - начале XVI веков совместные занятия евреев и христиан стали распространенным явлением, по крайне мере в Италии. Герцог Феррары способствовал созданию у себя городской иешивы (талмудической академии) в надежде, что благодаря этому участятся контакты межу евреями и христианами. И действительно, не раз в еврейские учебные заведения приходили также христиане. Они наведывались и в синагоги послушать проповеди знаменитых раввинов. Правители городов брали евреев под покровительство с тем, чтобы те обучали местных христиан. Одним из самых примечательных мест, где встречались еврейские и христианские интеллектуалы, были типографии, появившиеся в Италии в XVI веке и специализировавшиеся на издании еврейской литературы. Большинство из них принадлежало христианам. Их целью был выпуск  наиболее выверенных и точных текстов еврейских сочинений, в которых   нуждался христианский мир. Христианские издатели в качестве редакторов и корректоров приглашали евреев, поэтому типографии становились местом встречи еврейских и христианских ученых, готовившими ивритские книги к печати. Еврейские книги, которые вышли из этих христианских типографий, до сегодняшнего дня почитаются классическими изданиями (например, издание Талмуда типографией Д. Бомберга).
К тому времени, когда в 1517 г. Мартин  Лютер прибил к вратам Виттенбергского собора свои 95 тезисов, у христианского мира уже накопилось достаточно знаний и навыков в методологии, чтобы заново перестроить своё богословие по принципу «solo fide, solo scriptura, solo gratia». («Одна вера, одно Писание, одна благодать»).

Среди первых протестантских сторонников Лютера имелось немало гебраистов, горячо поддержавших новое движение. Талантливый племянник  Иоганна Рейхлина (немецкий гуманист, придавший гебраистике систематический порядок. Он разработал методы, которые легли в основу филологии семитских языков.), Филипп Меланхтон становится правой рукой Лютера  одним из виднейших мыслителей Реформации. Неслучайно позже гебраистика займёт почетное место в системе протестантского образования. На протяжении XVI - XVII веков растет число протестантов-гебраистов и количество еврейских сочинений, переведённых на латынь. Однако чем большее изумление вызывают знания и навыки евреев в чтении Писания, тем сильнее становится желание привлечь их на свою сторону. И тем болезненнее разочаровывает их нежелание принять христианство. Реформация, как ни странно, значительно отделила два лагеря друг от друга.  Чем устойчивей закреплялся иврит в учебных программах, тем слабее ощущалась потребность в еврейских наставниках. Гебраистика становится обычной учебной и научной дисциплиной. Христиане обладают огромными библиотеками с еврейскими рукописями и трудами.   Это, как кажется, даёт возможность впредь обходиться … вовсе без евреев.
Срок совместного служения двух свидетелей, предугаданный Предвечной Мудростью в тысяча двести шестьдесят лет, истекал. Гуманизм, агрессивно прорвавшийся  Французской революцией, резко оборвал оба голоса…

...Чем меньше ошибок сделаем мы, сопоставляя факты своей истории с письменами Библии, тем более вероятности, что извлечём правильные предупреждения из ещё несбывшихся пророчеств. Согласно книге Откровения, на заключительных этапах истории земли ещё раз вместе прозвучат два голоса:
Но после трёх дней с половиною вошел в них дух жизни от Б-га,
и они оба стали на ноги свои;..
Отк. 11:11.
Этим двум свидетелям предстоит нелёгкая задача противостать убеждающей силе двух зверей из 13 главы Откровения. И, вероятно, пока они снова не встанут рядом для последнего свидетельства, не стоит дожидаться Армагеддона. Однако наше время выказывает себя более любопытным к опытам другого, чем предыдущая эпоха. Резкое увеличение количества контактов между еврейскими и христианскими учеными является признаком не только возрастающей толерантности обеих культур, но и предвозвестником куда более страшных событий из книги Откровения.

 

Вернуться на Главную - Израиль и Церковь - "Свидетели, обличенные во вретище"