Ожидание
Субботы

Северо - Западное Объединение Христиан Адвентистов Седьмого дня

Отдел адвентистско-еврейских отношений

 
Субботой Библия называет Царство Творца на Земле и в Вечности.  
Библейская терминология очень точно отображает суть тех вещей, которые любой человек, не зависимо от вероисповедания или его отсутствия, бессознательно воспринимает как атрибуты и проявления Вышней Силы.  Многие христианские постулаты и ценности нашей культуры первоначально исходили из еврейских письменных и устных источников, поэтому обращение к ним позволяет по-новому переоткрыть для себя наше собственное наследие.
Печатное издание "Ожидание Субботы"
Еврейско-христианский диалог в  веках
О  праздниках
Закон Моисея от древности и доныне
Новости
Наши штудии - читаем Библию дома

Святилище Иезекииля

Но будет имя тебе - Израиль
Чмтаем книги пророков
  Ожидание Субботы

"Ожидание Субботы" №6"Закон свободы"

Кабинет Истории:
       

"Истина для настоящего времени"

 

МАПа

Термин  "догма",  так хорошо определённый и выраженный в христианстве, не нашел себе места в иудаизме. Потребность в кодификации веры не возникала здесь вероятно потому, исходила из   понимания того, что Всевышний Б-г постоянно, в каждом поколении обращается к Своему народу, и, следовательно, нет нужды ставить точку в Его откровении. Поэтому иудаизм не видели никакой потребности составлять краткие формулы для определения самого себя.  Теологически говоря, любой еврей, рожденный в завете Всевышнего Б-га с народом Израиля, своим членством в этом сообществе не обязан приверженности каким-то постулатам формального характера.  Вера иудея выражается в форме ежедневной молитвы Шма.

Нечто похожее на формулировки отдельных догм в иудаизме в большом количестве можно найти  в раввинской литературе начиная с периода Мишны. Их появление связано с потребностью отделить религиозное еврейской наследие от еретических представлений. Так, Согласно Мишны, трактат Санхедрин, 10:1,  все израильтяне имеют свою долю в будущем мире (т.е. в царстве Всевышнего), кроме тех, кто отрицает воскресение мертвых, Б-жественное происхождение Торы, и придерживается эпикуризма.  Это заявление, хоть и  похоже на формулировку "догм" иудаизма, все же не представляет собой символа веры, поскольку не является  всесторонним и полным выражением еврейских верований. Попытки очертить рамки иудаизма продолжались на протяжении всего средневековья, главным образом в связи с активным проникновением в него мусульманского учения калам.

Наиболее известная и авторитетная попытка суммировать прошлые богооткровения своему народу притом, чтобы не ставить «заслон» новому свету, принадлежит Маймониду.   Тринадцать принципов Маймонида”, как их сегодня называют, находятся   в его комментариях на текст Мишны, указанный выше. В форме кредо, предваряемые словами: “я верю  совершенной верой…” “Тринадцать принципов ” впервые были напечатаны   в издании Агады 1566 года в Венеции. Далее они попали в ашкеназский молитвенник как приложение к  утреннему служению. В многообразном мире иудаизма это была не единственная попытка выделить и формулировать основные постулаты прошлого Б-гооткровения с тем, чтобы иметь четкие критерии для определения, относится ли какое-либо новое учение к иудаизму или нет.   
Тенденция сберегать прошлый опыт Б-гооткрытий, не ставя на нем окончательной точки, и не возводя его в ранг законченной догмы, сохранилась в иудаизме до сих пор.

Напротив, христианство старалось тщательно и скрупулезно очертить свои границы, чтобы  бдительно следить за теми, кто попытался бы их пересечь, и надежнее изолировать себя от влияния тех, кто живет вне её рамок. Даже реформация не смогла снять этого страх перед  неизбежным приходом нового времени и новых вопросов: каждое протестантское учение, проросшее на стебле христианства,  старалось закрепить свою идентичность в своём символе веры.

И все же однажды христианство заново открыло для себя, насколько опасно не давать Господу «выходить за рамки того, что уже было отмечено в символе веры…» (Ревью энд Геральд, 8 октября, 1861 г, с 148). В 1861 году, во время съезда, на котором субботствующие адвентисты организовали свою первую конференцию, Джон Лафборо четко обрисовал проблему, которую ранние адвентисты видели в символах веры. По словам Лафборо, " первый шаг к отступничеству – когда мы сформулируем символ веры, в котором говорится, во что мы должны верить. Второй, когда мы сделаем этот символ веры критерием, чтобы определять, кто нам брат, а кто нет. Третий, когда мы начнем судить по этому символу веры членов церкви. Четвертый – когда мы объявим еретиками тех, кто не верит в этот символ веры. И пятый – когда начнет преследовать таковых". (Ревью энд Геральд, 8 октября 1861 года, с.148)
Основополагающей концепцией, которой придерживались основатели адвентизма седьмого дня,  было убеждение, что Б-г всегда ведет Свой народ к еще большему откровению истины. В результате оживленной дискуссии делегаты съезда 1861 года единогласно проголосовали за то, чтобы вместо символа веры принять «церковный завет». Пионеры адвентизма придерживались так называемой концепции «истины для настоящего времени» - подвижной, а не статичной и застывшей, вести, которую Б-г посылает в каждый момент человеческой истории.
«Истина для настоящего времени, испытывающая нынешнее поколение людей – писала Е. Уайт в связи с седьмым днем субботой – не была испытанием для людей прошлых поколений»  (Свидетельства для церкви, т.2 с 693). В июле 1903 года она писала, что «наше понимание истины не будет стоять на месте, ибо истина способна к постоянному развитию… наше исследование истины еще не завершено. Мы восприняли всего лишь несколько лучей света»  (Письмо к П.Т. Мэгану от 27 янв. 1903 г).

По этой причине адвентисты отказались от принятия символа веры. Такая открытость способствовала тому, что адвентистское богословие никогда не стояло на месте, но постоянно развивалось. Так, Джеймс Уайт отмечал, что субботствующие адвентисты вовремя переменили свои взгляды и начали соблюдать субботу, и утверждал, что «они переменят взгляды и по другим пунктам своего вероучения, если усмотрят в Священном Писании достаточно вескую для этого причину» (Ревью энд Геральд, 7 февраля 1856 года, с. 149). Избегая окоченения, которое придал бы ему символ веры, адвентистское богословие оставалось открытым для исправления.

Тем не менее, на каждом этапе истории адвентизма в церкви были люди, стремившиеся закрепить бытовавшие в тот момент богословские воззрения в форме символа веры. Так было в 1880-х годах, когда раздавались голоса о необходимости сделать символом веры учение о законе из послания Галатам или о том, что представляют собой десять рогов в книге Даниила. Подобные тенденции, какими бы намерениями во благо исторической идентичности ни руководствовались их сторонники, могут привести к тому, что в процессе закрепления адвентистского вероучения они на самом деле убьют его живой дух. Основатели адвентизма проявили великую мудрость в своем понимании динамичной природы истины для настоящего времени, провозгласив, что их единственным символом веры является сама Библия.

На протяжении всей своей полуторавековой истории адвентисты противятся искушению сформулировать неизменный символ веры, но со временем они выработали свои «основные доктрины». С момента образования в 1861 году первой конференции и до конца двадцатого века церковь адвентистов седьмого дня разработала всего-навсего три более или менее официальны декларативных документа, где было пункт за пунктом изложено церковное вероучение, причем только один из них был принят голосованием на съезде Генеральной Конференции: первым документом была декларация о вере Урии Смита от 1872 года, вторым – изложение церковного вероучения от 1931 года и третьим – изложение основных библейских доктрин, принятое на съезде Генеральной конференции в 1980 году.
В преамбуле к изложению основных центральных доктрин от 1980 осталось записано:
«Адвентисты седьмого дня принимают Библию как единственный символ веры и придерживаются определенных основных доктрин, считая их учением Священного Писания. Пересмотр этих доктринальных положений может быть осуществлен на съезде Генеральной Конференции, когда Святой Дух ведет Церковь к более полному пониманию библейской истины, или когда Церковь находит более точную формулировку, отображающую учения святого Б-жьего Слова».

 (Подробнее с этой темой можно ознакомиться: Джордж Найт, «В поисках своего лица», ИЖ 2009)

 

  Вернуться на Главную "Ожидание Субботы" каталог рубрика "Кабинет истории"
    "Ожидание Субботы" 6 номер