Ожидание
Субботы

Северо - Западное Объединение Христиан Адвентистов Седьмого дня

Отдел адвентистско-еврейских отношений

 
Субботой Библия называет Царство Творца на Земле и в Вечности.  
Библейская терминология очень точно отображает суть тех вещей, которые любой человек, не зависимо от вероисповедания или его отсутствия, бессознательно воспринимает как атрибуты и проявления Вышней Силы.  Многие христианские постулаты и ценности нашей культуры первоначально исходили из еврейских письменных и устных источников, поэтому обращение к ним позволяет по-новому переоткрыть для себя наше собственное наследие.
Печатное издание "Ожидание Субботы"
Еврейско-христианский диалог в  веках
О  праздниках
Закон Моисея от древности и доныне
Новости
Наши штудии - читаем Библию дома
Печатное издание "Ожидание Субботы"

Святилище Иезекииля

Но будет имя тебе - Израиль
Чмтаем книги пророков
«Площади времени» -
Знакомство с Библейскими праздниками
Библейские праздники

Праздник Пурим.

МАПа

«После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознёс его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него;  2 и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц.  3 И говорили служащие при царе, которые у царских ворот, Мардохею: зачем ты преступаешь повеление царское?  4 И как они говорили ему каждый день, а он не слушал их, то они донесли Аману, чтобы посмотреть, устоит ли в слове [своём] Мардохей, ибо он сообщил им, что он Иудеянин.  5 И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман.  6 И показалось ему ничтожным наложить руку на одного Мардохея; но так как сказали ему, из какого народа Мардохей, то задумал Аман истребить всех Иудеев, которые [были] во всём царстве Артаксеркса, [как] народ Мардохеев» Есф. 3:1-6.

Когда внимательно читаешь историю появления праздника Пурим, особенно те её части, которые рассказывают о споре Амана и Мордехая, замечаешь, что её участники ведут себя немного странно, нелогично. Словно ими движут иные мотивы, чем те, о которых сообщает книга.
Что стоит за обидой Амана? Кажется - личная неудача, обманутое тщеславие. Он так хотел, чтобы все ему кланялись! Но не получилось. А так как он был очень высокого мнения о себе, то при масштабности своей фигуры решил, что убить одного непокорного - мало. Но текст очень аккуратно и точно передаёт, что Аману не было никакого дела до того, все ли знатные жители Персии (придворные) кланялись ему, или не все. Он даже не замечал этого. Случай «непоклонения» внезапно заинтересовал его, только когда ему сообщили, что ему не оказывает почестей Мордехай иудеянин.
«И когда увидел Аман, что Мардохей не кланяется и не падает ниц пред ним, то исполнился гнева Аман» Есф.3:5.
Но когда правота «доброжелателей» подтвердилась, Аман не пошёл с докладом к царю; он не расценил действия Мордехая, как нарушение приказа царя. Он увидел в поступке Мордехая что-то иное, совсем не то, что видели остальные придворные.
А почему не кланялся Мордехай? Это нормально - выказать уважение первому министру. Тоже простое упрямство? Но он умный человек. Вероятно, у него, как и у Амана, были серьёзные причины для этого, которые для нас остались скрытыми за рамками книги.  
Какова предыстория этих событий? О чём знали эти двое, встретившись у ворот царского дворца? Давайте посмотрим на более ранние события Писания, связанные с этими двумя именами.
  
Причину столкновения Мордехая и Амана еврейская традиция относит в далёкое прошлое.
Исаак двадцать лет ожидал рождения наследника, которому суждено будет стать главой и основоположником судьбоносного для всего человечества народа. Но, против ожидания, у него рождаются близнецы: Исав и Иаков, и оба оказываются людьми больших способностей. Но всё же, кто из них окажется продолжателем дела Авраама и Исаака? Исав решил, что он может завладеть огромными богатствами и большой частью обитаемого мира. Борясь с природой, используя её, сокрушая сопротивление отдельных людей и целых народов, приумножая владения и используя их для всё большего наращивания власти, он стремился максимально воплотить идею о Едином Царе… в себе. В традиционном еврейском прочтении охотник-Исав выступает неким мифическим всепожирающим зверем. Сама Библия проводит параллель Исава с Нимродом, основателем Вавилона, замечая, что оба они были охотниками. А в еврейской традиции и они оказались сплетены ещё больше (например, они носят одну и ту же одежду).
Никто не посмел встать у Исава на дороге. Вот только это беспокойное ощущение, что над ним стоит Всевышний, Творец этого мира. Он ясное понимал, что хотя он, Исав, сможет достичь многого, в конечном счете последнее слово останется за Б-гом. А его брат, Иаков, никогда не забудет, что он слышал от Авраама и Исаака. Какой бы властью не обладал Исав, какими бы богатствами не владел, – всё это не будет иметь смысла, пока на земле будут жить сыновья Иакова и знать, что власть на земле принадлежит только Б-гу.
Исав предпринимает несколько попыток уничтожить Иакова и его семью. Но ему мешают различные обстоятельства. Пришёл срок, и этот могучий зверь, этот прообраз Вавилона, должен был уйти с исторической сцены. Но перед этим он передал свою власть и свои устремления новому зверю. Умирая, Исав завещал уничтожение потомков Иакова своему внуку Амалеку: либо он, Амалек и его потомки, уничтожат народ Израиля, либо народ Израиля выполнит свою миссию – и приведёт человечество к пониманию того, что миром в действительно руководит не какой-то тиран-захватчик, только Один Б-г.
Встреча между Израилем и Амалеком произошла на пути в Обетованную землю. Мир, погружённый во вражду и войны за власть и влияние, замер, следя за необычным шествием. И сквозь привычную суету стала проясняться картина откровения истинной Силы, истинного Царя.
Такой поворот событий был смертелен для Амалека. Чтобы не просчитаться в этот раз, он ударил сзади: по обозам, по слабым (Исх. 17 гл). И в мире, напряженно следившем за переходом евреев в обетованную землю, усмехнулись: не так уж и велика сила этого народа, ведомого Всевышним. А значит и могущество Всевышнего не беспредельно. Жертвой Амалека тогда оказались не только евреи, всё человечество, всё Творение, венцом которого должен был быть человек, поклоняющийся Единому Б-гу. Моисей направляет в бой Иисуса с отборным отрядом. Сражение длится весь следующий день. Вы помните, каким необычным способом тогда победили евреи. Пока руки Моисея были подняты в молитве к Небу, побеждал Израиль; когда руки Моисея ослабевали – побеждал Амалек.
«Помни, как поступил с тобою Амалик на пути, когда вы шли из Египта: как он встретил тебя на пути, и побил сзади тебя всех ослабевших, когда ты устал и утомился, и не побоялся он Б-га;  итак, когда Господь Б-г твой успокоит тебя от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь Б-г твой даёт тебе в удел, чтоб овладеть ею, изгладь память Амалика из поднебесной; не забудь» Вт.25:17-19,
- осталось записанным в законе Моисея.
Династическим именем амалекитян было имя Агаг. Это имя упоминается в пророчестве о звезде Иакова, как имя вечного противника Мессии Израиля:
«Польётся вода из ведр его, и семя его [будет] как великие воды,
превзойдёт Агага Царь его и возвысится царство его» Числ.24:7.

Исторические пути еврейского народа и потомков Амалака не разошлись после столкновения в Рефедиме, иногда они снова встречались друг с другом. Но когда исторический Вавилон лишил государственности многие народы,  в том числе и амалекитян, казалось, что давний спор прекратился, - этот зверь убит.

Спокойно, но точно в выверенные сроки Б-г восстанавливает свой народ и свой храм. Иерусалимский храм был отстроен при персидском царе Дарии Гистапсе, а через полстолетия на престол Персии взошёл Ахашверош, о котором повествует книга Есфирь (Храм был построен и освящён весной 516 года до н.э, на шестом году правления Дария Первого Гистаспа. После Дария Первого на персидский престол поднялся Ксеркс (485-465 гг. до н.э.); затем наступило время правления Артаксеркса (465-423 гг. до н.э.). По иудейским источникам именно он упомянут в книге Есфирь). На седьмом году своего правления, в начале осени 458 (457?) года до н.э., Артаксеркс издаёт приказ о восстановлении политической структуры Иерусалима (Езд. 7:11-26) и поручает Ездре на месте руководить всеми необходимыми для этого работами. Эта дата становится началом отсчёта самого большого временного пророчества Библии о семидесяти семилетиях и 2300 годах, о которых писал Даниил (Дан.8:14 и 9:24). Многие евреи ушли к Иерусалиму.
Почти через полгода после прихода Ездры в  Иерусалим (Езд.7:8,9), царицей Персии становится Есфирь.
«И взята была Есфирь к царю Артаксерксу, в царский дом его, в десятом месяце, то есть в месяце Тебефе, в седьмой год его царствования (Согласно иудейской традиции, если в Священном Писании число месяца специально не указано, значит речь идет о начале месяца). И полюбил царь Есфирь более всех жён, и она приобрела его благоволение и благорасположение более всех девиц; и он возложил царский венец на голову её и сделал её царицею на место Астинь. И сделал царь большой пир для всех князей своих и для служащих при нём,- пир ради Есфири, и сделал льготу областям и роздал дары с царственною щедростью» Есф. 2:16-18.
Интересный парадокс: в тот день, когда Есфирь провозглашается царицей в Персии, в этот самый день, в далёком Иерусалиме старейшины Израиля открыли книги и стали записывать имена, разделяя, кто относится к Израилю, а кто нет. В этот день начинается исследование по отделению Израиля от иноплеменников:
«И отделены [на это] Ездра священник, главы поколений, от каждого поколения их, и все они [названы] поимённо. И сделали они заседание в первый день десятого месяца, для исследования сего дела»  Езд. 10:16.
Начинают писаться книги. Не случайно, следующим после свадьбы событием книги Есфирь становится запись имени Мордехая в книгу царя:
«И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя» Есф. 2:23.

Когда мы открываем пророческие книги, - а мы открываем их, чтобы узнать наше завтра, - то будущие мировые силы подчас представлены в них в образах зверей. 13 глава книги Откровения рассказывает, что дракон, называемый дьяволом и сатаною, предпочитает действовать на Земле не своими руками: своё могущество и неукротимое желание властвовать он передаёт одной империи, - чудовищу с семью головами и 10 рогами, - а тот в свою очередь, не успев завершить начатое, завещает её следующему зверю. Второй зверь начинает активно проявлять свою злобу после начала Суда на Небе (Откр. 12:10-12). В книге Даниила эта борьба представлена возвышением небольшого рога на последнем звере. Книга Есфирь помогает нам перенести пророческие образы на реальную человеческую жизнь. Посмотреть, как это всё уже однажды осуществлялось на практике, а не в богословии.

Аман из рода Агага был неожиданно выдвинут из ряда царских советников в ранг премьер-министра:
«После сего возвеличил царь Артаксеркс Амана, сына Амадафа, Вугеянина, и вознёс его, и поставил седалище его выше всех князей, которые у него; и все служащие при царе, которые [были] у царских ворот, кланялись и падали ниц пред Аманом, ибо так приказал царь. А Мардохей не кланялся и не падал ниц» Есф. 3:1,2.
Упоминание об Агаге встречается еще 4 раза и только в тех случаях, где говорится об истреблении иудеев (Есф.3:10; 8:3,5; 9:24). Как и в классических пророчествах, рог поднимается только для того, чтобы губить Б-жий народ. (Обратите внимание, этот рог поднимается уже в то время, когда судьи раскрыли книги и уже кончили записывать туда имена.)

У этих двух людей, столкнувшихся у царских ворот, были серьёзные причины не уступать друг другу. Почему Б-г допустил их столкновение? Почему евреи до сих пор каждый год повторяют ту древнюю историю? Наверное для того, чтобы мы, достигшие последних веков, в их жизни, как в притче, разыгранной ценой жизни актёров, что-то узнали о будущем, которое ожидает нас с вами.

Последнее столкновение между Амалеком и евреями происходило в царском дворце:
«И сказал Аман царю Артаксерксу: есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от [законов] всех народов, и законов царя они не выполняют; и царю не следует [так] оставлять их. Если царю благоугодно, то пусть будет предписано истребить их, и десять тысяч талантов серебра я отвешу в руки приставников, чтобы внести в казну царскую. Тогда снял царь перстень свой с руки своей и отдал его Аману, сыну Амадафа, Вугеянину, чтобы скрепить указ против Иудеев» Есф.3:8-10.
Аман пришёл к Ахашверошу с сообщением, что в империи есть народ, у которого своя религия, свои обычаи и который не смешивается с другими народами. Такой народ опасен. Избавиться от этой опасности можно лишь их полным уничтожением. Этот народ – евреи. Ахашверош согласился и передал решение этого вопроса в руки своего министра.

Аман готовился тщательно. Он понимает, что это шанс может быть последним, поэтому ему, как Исаву на охоте, нельзя промахнуться. Аман прибегает к помощи потустороннего мира, он ворожит. Он кидает жребий, и лишь после этого он идет к царю:
«в первый месяц, который есть месяц Нисан, в двенадцатый год царя Артаксеркса, и бросали пур, то есть жребий, пред лицем Амана изо дня в день и из месяца в месяц, [и пал жребий] на двенадцатый [месяц], то есть на месяц Адар» Есф.3:7.
Жребий кидали каждый день. И благоприятное число дня должно указать на номер месяца.
13 нисана приказ об уничтожении был подписан и вступил в силу:
«И призваны были писцы царские в первый месяц, в тринадцатый день его, и написано было, как приказал Аман, к сатрапам царским и к начальствующим над каждою областью и к князьям у каждого народа, в каждую область письменами её и к каждому народу на языке его» Есф.3:12.
Это был канун Пейсаха. И на следующий день, когда был зачитан приказ в Сузах, Пасхальный седер обрёл особый смысл. Аман не предал значения странному совпадению, а может, посмеялся ему.
«Когда Мардохей узнал всё, что делалось, разодрал одежды свои и возложил на себя вретище и пепел, и вышел на средину города и взывал с воплем великим и горьким» Есф.4:1.
Мордехай не стал тихонько сидеть и переживать. Он не боится и не стыдится своего происхождения, не чувствует себя униженным или опозоренным от того, что его народ официально признан никчёмным и даже вредным для прочих граждан. Он выходит в центр города, на площадь. Он одет в рубище. Он громко выражает свой протест и свою боль. Город молчит. Никто не пытается остановить его, увести в тюрьму, - всё же он выражает недовольство Царскому приказу. Но никто и не поддерживает его. Его словно не замечают.
«И дошёл до царских ворот; так как нельзя было входить в царские ворота во вретище» Есф.4:2.
Он доходит до царских ворот и здесь его останавливают – у него нет подходящей одежды, чтобы быть принятым Царём. Кажется куда как просто – смени одежду и добивайся аудиенции. Но Мордехай не желает снять с себя знак траура, знак унижения своего народа, как раньше он не желал кланяться Аману, которое тоже было приказом Царя.

Он сын своего народа. В этом его главная гордость. И он хочет им остаться. Среди всех жителей города не-евреев только один живо интересуется судьбой Мордехая. Это Есфирь. Она жалеет его, она пытается послать ему одежду.
«И пришли служанки Есфири и евнухи её и рассказали ей, и сильно встревожилась царица. И послала одежды, чтобы Мардохей надел их и снял с себя вретище своё. Но он не принял» Есф.4:4.
Мордехай настойчиво требует, чтобы она вспомнила своё происхождение и шла к Царю. Ей нет причины надевать траур, ведь всем известно, что она не еврейка.
«И сказал Мардохей в ответ Есфири: не думай, что ты [одна] спасёшься в доме царском из всех Иудеев. Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придёт для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?» Есф.4:13,14.
И она принимает решение. Однако, как странно она готовится к этому визиту: 
«пойди, собери всех Иудеев, находящихся в Сузах, и поститесь ради меня, и не ешьте и не пейте три дня, ни днём, ни ночью, и я с служанками моими буду также поститься и потом пойду к царю, хотя это против закона, и если погибнуть – погибну» Есф.4:16.
Собственно, её задачей было увлечь царя своей красотой. Но как может выглядеть женщина после трёх  дней поста? Давайте вспомним, что в иудейский пост нельзя мыться.
Мордехай ведёт себя точно также как и Есфирь:
«И пошёл Мардохей и сделал, как приказала ему Есфирь» Есф.4:17.
В оригинале - יעבר ,   яавор, «и перешёл (реку)».
Мордехай повторяет тоже, что сделал когда-то Иаков, когда пришло известие о том, что воины Исава идут убивать его детей, - он перешёл реку для молитвы и встречи со Всевышним (Быт.32:22 и далее). Это событие у реки Иавок осталось значимым в еврейских пророческих Писаниях: оно стало означать молитвенное борение Израиля со своим Б-гом накануне бедствий последних дней Земли:
«Так сказал Господь: голос смятения и ужаса слышим мы, а не мира…  О, горе! велик тот день, не было подобного ему; это - бедственное время для Иакова, но он будет спасён от него» Иер 30:5-7.
Теперь их двое перед этой опасностью, хотя они и разделены стенами царского дворца, разделены статусом, и уже - происхождением. Есфирь имеет власть находиться в присутствии царя, она может пригласить его на пир. Иудаизм использует символ пира как знак наступления царствия Б-жия. Но на этот мессианский пир Мордехай не имеет доступа. Он тот сын из притчи Иисуса, что не входит в дом пира (Лук.15:11 и далее.).
Но, оставаясь разделёнными стенами царского дворца, эти двое теперь объединены одной трагедией и одной верой на одно избавление. Писание проводит параллельно их похожие, но различные истории: Есфирь становится царицей, Мордехай попадает в царские списки; Есфирь поститься во дворце, Мордехай молится вне его; Царь заставляет Амана поклониться Мордехаю (6 гл.), на пиру Царь склоняется к словам Есфири, а не Амана (7 гл.). Две истории идут параллельно друг другу. Пересекаются, но не смешиваются. Две разные истории, двух разных людей, противоставших силе маленького рога во дни окончания Небесного Суда.

Книга Есфирь вызывала многие споры в среде еврейских мудрецов, - Б-годухновена эта книга или нет?
Главным аргументом против неё, было то, что в ней не упомянуто имя Б-га. Действительно, на протяжении всей трагедии Б-г словно не вмешивается в неё вообще, - всё совершают люди. В книге нет замечаний - «и было слово Б-жье Мордехаю», или же «и были дела Амана прискорбны в глазах Господа». Почему?
Во все века главным соблазном человека, живущем в материальном мире, наблюдавшего видимый и осязаемый ход человеческой истории,  был образ Невидимого Б-га:
«От одной крови Он произвёл весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределённые времена и пределы их обитанию, дабы они искали Б-га, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас:
ибо мы Им живём и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: „мы Его и род"» Деян.17: 26-28.
Именно в этом и заключается желание Самого Б-га, Его главное благословение для нас – учиться всё более чувствовать Его присутствие, узнавать Его руку даже в малых событиях нашей жизни:  
«Ибо есть ли какой великий народ, к которому боги [его] были бы столь близки, как близок к нам Господь, Б-г наш, когда ни призовём Его?» Вт.4:7.
«Близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его в истине» Пс.144:18.
И если мы не видим по какой-то причине Его, нам остаётся
«вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в тёмном месте, доколе не начнёт рассветать день и не взойдёт утренняя звезда в сердцах ваших» 2 Пет.1:19.
В истории человечества наступит момент, когда присутствие Б-га Своим Духом оставит землю. Всё происходящее будет говорить человеку, что Творец покинул его. Именно тогда будут происходить события, очень похожие на книгу Есфирь.  
 
Еще одну особенность этого невидимого Б-га подчеркивает книга Есфирь: Его трепетное отношение ко всему тому, что касается нас. Гораздо более трепетное, чем память матери к первым шагам или словам своего ребёнка:
«Забудет ли женщина грудное дитя своё, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя. Вот, Я начертал тебя на дланях [Моих]; стены твои всегда предо Мною» Ис.49:15,16.
До столкновения у царских ворот у Амана и Мордехая были ещё и личные счёты, абсолютно не касавшийся судьбы еврейского народа и каких-то древних пророчеств. Об этом тоже рассказывает Библия.
«Был в Сузах, городе престольном, один Иудеянин, имя его Мардохей, сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова» Есф.2:5.
Мордехай принадлежал к царскому дому Саула. Его предок Семей даже выступал против Давида и был убит за это. Может быть поэтому Мордехай не ушёл вместе с Зоровавелем к Иерусалиму, когда те, кого Исайя назвал остатком, святым семенем, ушли к золотому городу строить храм. Ведь Зоровавель был сыном Давида. Мордехай потомок древней, но отломленной ветви царского дома Израиля, не пошёл за ним. Он остался в плену, кажется, уже совершенно не нужный Б-гу для продвижения для Его дела на Земле. Поток Б-жьего откровения, благословения, обетования стал изливаться по новому руслу.  
Но причиной падения царского дома Саула некогда был именно Агаг, царь амаликитян, родоначальник фамилии Амана (1 Цар.15 гл).
Когда караваны переселенцев уже ушли, когда, кажется, расставлены все точки над «i», и восстановленный храм уже готов для своего последнего служения – принятия Мессии,  Б-г по своей, не понятной для человека воли, вдруг вспоминает эту отсечённую ветвь, Мордехая, и сталкивает его с той силой, которая когда-то послужила причиной падения его дома, которая лишила его возможности строить храм с сыном Давида.  
По большому счёту его победа ничего не дала тем, которые восстанавливали Иерусалим. Но она была важна лично Мордехаю. И личную победу человека Б-г делает Собственным торжеством, знамением Собственной будущей победы над Своим противником сатаной.


Если эта история,  доныне обыгрываемая в театральных постановках в еврейских общинах, является пророчеством, нам остаётся только внимательно следить за её масками, чтобы угадать свою роль в день, когда у Престола завершится Небесный Йом хаКиппурим над всеми жителями Земли (слово Киппурим может быть прочитано как Ке Пурим «подобный Пуриму»).

Вернуться на Главную -- Праздники